Кусочек меня

Cheshire cat
Живущие
Cheshire
Много буковок. Много. Но я, как вечный оптимистический реалист, жду чьей-то оценки. Пока выложу только один, потом здесь появятся и другие несчастные творения.

Заброшенный парк

Проходя по местам, принадлежавшим сугубо моему детству, в надежде вспомнить хоть что-то из тех ощущений, казавшихся теперь такими далёкими и нереальными, я набрела на старый, полузаброшенный парк.
Пройдя вдоль скрипящих от ветра, с облупившейся от времени краской качель, я не могла поверить, что когда-то это место было полно людей. Мне и в кошмарном сне привидеться не могло, что моё детство может превратиться в такое, что я когда-то каталась на этом шатком, маленьком, не заслужившем такое гордое название колесе обозрения, с которого можно было обозреть разве что пару соседних деревьев. Этот маленький, но по-своему добрый парк заменили глупые новые качели в глупом новом парке, после которых выворачивало наизнанку, новые безмозглые аттракционы для новых безмозглых людей, которые тоже когда-то были такими как я, когда была здесь чёртову уйму времени назад, и, готова поспорить, не раз приходили к этому старому скрипуну с его устаревшими развлечениями. И куда всё это подевалось?
Я едва сдержала слёзы, когда узнала в старом, ржавом, неясного происхождения силуэте бывшего снежного оленя. Попробовала каркас на прочность и тут же одёрнула руку. Нет, ничего знакомого кроме ржавчины я так и не обнаружила. Стало обидно. И почему мне о моём детстве не напоминает новый парк с его атткарционами, на которых немеют не только руки, но и, наверняка, мозг? С необлупленной краской на ещё пахнущем фабрикой пластиком? Но на место этих нелепых, по моим убеждениям, мыслей, пришли другие. А почему не выделят деньги на ремонт старого парка? Почему здесь снова не начнут играть дети, мамочки приводить своих вечно орущих чад покататься на медленном, но никогда не дававшем сбои поезде, который ехал в один конец и всегда по одному и тому же маршруту?
По другую сторону парка послышалось шевеление. Чья-то любопытная физиономия замигала на меня неосмысленно-целенаправленными глазами и я поспешила скрыться куда подальше. Судя по всему, физиономия была не одна, потому что шевеление было одновременно в разных местах, столько шума одновременно не мог производить один человек. Видимо, кому-то, посчитавшему себя особенно умным и оригинальным, вздумалось сфотографироваться около полуразрушенных качель и зафиксировать момент, когда будет поломана ещё одна. От таких мыслей мне хотелось кусать руки от собственного бессилия. Что я могу сделать с стайкой людей без мозга? Что я смогу, заикаясь, сказать, когда к глазам подступают слёзы?
Наконец, поспешно выйдя на открытую площадку, я едва узнала это маленькое здание. Даже не здание, а всего одна комнатка. Удивительно, но возле комнатки с почти облезшей надписью "Комната смеха", стояла бабулька и продавала билеты. Потребовала она с меня довольно много как для того, чтобы зайти в обычное помещение с искривлёнными зеркалами на всю стену. Я проверила, хватит ли у меня денег на проезд, затем протянула бабульке смятые от лежания в кармане бумажки. Напоследок спросила у неё:
- И что, много заходят?
Она посчитала оставить мой вопрос риторическим.
Комната показалась мне душной и много лет вообще нетронутой человечеством. Зеркала поблекли от времени и почти перестали отражать что-либо. Я увидела свою худощавую фигуру сразу в нескольких вариациях - ещё более длинной и тощей, неестественно выпуклой и какой-то непонятно-волнистой. Да, собственно, мне всегда было откровенно наплевать на мнение сверстниц, которые то и дело выдумывали себе киллограммы несуществующего жира, как будто больше заняться им было нечем. Я смотрела на свои выпирающие кости, на вес, котрый был ненамного, но на пару-тройку килограмм больше, чем у них и делала свои собственные, а не высосанные с пальца выводы.
Я смотрела в эти зеркала и думала, сколько эмоций я испытывала, когда заходила сюда в первый раз. Смотрела на своё вытянутое туловище и маленькую голову, потом на неестественных очертаний волнистые руки и ноги, на толстую, совсем незнакомую фигуру и не находила ответа, что же такого я могла испытывать, глядя в эти глупые стекляшки. Столько радости, столько восторга, который не описать словами... Вот, всё это, казалось бы, рядом. А как далеко...
Столько невысказанного накопилось в моей голове после визита в этот заброшенный парк. Я шла на ватных ногах и думала, когда же я наконец попаду в автобус, чтобы была возможность сесть и уложить все эмоции в голове по полочкам. Автобус, как на зло, был переполненным, и я оставила его ехать дальше, а сама села на остановке, наплевательски отнёсшись к мамыным предупреждениям о гигиене - лавочки там по её словам были грязными как тысяча чертей, вылезших прямиком из центральной канализации - и опёрлась на деревянные подпорки.
И куда подевались все те ощущения с годами? Поблекли и облупились, как аттракционы этого странного парка? А люди? Кем стали они? У меня возникло странное ощущение, что я, много лет спустя, смотрю на мир как-то неправильно, словно какая-то неуловимая истина выскользнула из моего понимания. Что люди и эмоции как-то ужасно далеко от оригинала исказились, как будто мне пришлось смотреть на ту маленькую девочку через кривое зеркало, которое удлиннило её и сделало из неё кого-то совсем неправильного и одновременно до ужаса, до планки правильного. Мне уже не верилось, что в этом мире ещё существует что-то постоянное, что-то, что не теряется, не изменяется и не тускнеет с годами. Люди стали другими... Более злыми, завистливыми, обидчивыми, пафосными. Или они и были такими, всегда? Мне так не хотелось в это верить... Перед глазами закружился водоворот - это снова напомнила о себе ненадолго отлучавшаяся головная боль. Идти в таком состоянии куда-то - всё равно что пообещать уйти на самоубийство и вернуться в вечеру. Сознание не слушалось, не говоря уже о собственных двоих.
Я включила плеер и, опасливо оглядываясь в поисках невидимых воров и убийц (маньяки-насильники всё равно на меня не повелись бы, по той же причине, что и людоеды - уж больно костлявая я для них, да и пинаюсь больно), одела один наушник. Наконец, убедившись в полном отсуствии явной угрозы моей жизни, и, что самое главное, моему плееру и мобильному - за которые меня не хуже воров могли убить билжайшие родственники - я вставила в ухо второй наушник и полностью отдалась потокам блаженного звука. Музыка - это единственное, что хотя бы ненадолго удерживало моё сознание. Вдруг сквозь отступившую на время головную боль мне пришла в голову навязчивая мысль послушать одну конкретную песню. Я долго листала плейлист, пока в наушниках наконец не зазвучала тревожаще-спокойная мелодия.
...Я - кукла тряпичная, забытая в подвале
в картонной коробке с ненужным хламом
Зачем мне когда-то нарисовали глаза?..
Я - хрупкая елочная игрушка,
зеркальный шар с твоим отраженьем
Я - то, что разбито... я - то, что не склеишь назад

Звезды и пестрые ленты на колесе
Мчится по кругу разноцветная карусель
И несет ее время сквозь океаны огня...
Я стою и смотрю как проносятся мимо
города, поезда, лица... все неуловимо
Карусель вращается без меня

Я - глупый, беспечный солнечный зайчик,
попавший случайно в чье-то окно.
Я плачу от счастья, смеюсь без причины.
Я - маленькое красное плюшевое сердце, -
подушечка для английских булавок...
Ненужный подарок на День Валентина...
Завораживающую, почти полнейшую, тишину пока я слушала песню прервало что-то назойливое, что заставило моё сердце недвижно едва ли не сделать сальто-мортале. Что? Где? Когда? Пока моё сознание было в полнейшей растерянности, руки уже систематически полезли в кожаный рюкзак, в боковой карман. Там, издавая истошное пиликанье когда-то давно установленной нейтральной мелодии, которая бы не приводила в шок излишне впечатлительных ровесниц и людей в автобусах, настойчиво гудел и вибрировал телефон.
Разочарованно сорвав второй наушник, один из которых слетел, когда я доставала телефон, мне пришлось оставить беззаботное прослушивание музыки до лучших времён. Странно, но даже когда лучшие времена-таки наступали, мне всё время мерещились то незакрытый газ на кухне, то недоеденное печенье, оставленное на столе на произвол судьбы, то родители, зовущие меня, то раздражающие слух шорохи.
- Алло, - грустно выдыхаю в телефонную трубку. - Да, мам.
- Ты где лазишь? Занятия давно уже закончились!
- Автобус сломался, мам. Ну а слудующий, ты же знаешь, как у нас ездят автобусы. Сижу, жду. Скоро буду.
- Всё хорошо? - услышав моё согласное мычание, явно закругляет разговор - мои родственники не фанатики долгого и вдохновенного трёпа. Особенно мама. Хотя при личной встрече она могла достать росказнями о своей работе кого угодно, но на мобильном-то за это считали деньги. - Смотри мне. Пока.
- Пока. - не дождавшись гудков отключаю трубку.
Нет, всё-таки в этой жизни не все вещи меняются. Есть то, что навсегда останется неизменным.
Empty
Выжившие
Empty
Понравилось только что-то там в середине текста.
М-да, я действительно очень сочувствую Вам, в том смысле, что готов пережить Ваши чувства. Довольно часто взрослеющим личностям приходится тосковать о далёком и беспечном прошлом, коим оно представляется им с нынешней высоты. Ваша мысль ясна, даже, скажем, более или менее раскрывается Ваше отношение к происходящему где-то в середине текста.
Но многое и не понравилось. Например, отношение к окружающим Вас людям. Кругом одни дураки, это утопия или идиллия?
Также мне показалось, что слишком много вводных конструкций и оборотов в самом начале. Читается неприятно.
Да, и нет достойной смысловой нагрузки в последних эпизодах. Зачем они вообще присутствуют?
Конечно, это исключительно Ваше дело, что писать. Я ни на чём не настаиваю. Но моё дело - сказать о своих мыслях. Благодарю за внимание, пишите дальше.
Cheshire cat
Живущие
Cheshire
Цитата(Empty @ 19.12.2009, 22:06)
Кругом одни дураки, это утопия или идиллия?


Ох, вы ввели меня в лёгкий ступор. Я ни в коем случае не хотела говорить, что кругом одни дураки. Может, где-то и проскользнуло что-то такое, но помимо моего желания. Наверное, высказалась где-то не совсем правильно. Т.е. я хотела передать одно, а тот, кто это читал подумал совершенно другое.

Цитата(Empty @ 19.12.2009, 22:06)
Также мне показалось, что слишком много вводных конструкций и оборотов в самом начале. Читается неприятно.


Знаю, у меня есть такой бзик, но ничего с этим поделать не могу.

Цитата(Empty @ 19.12.2009, 22:06)
Да, и нет достойной смысловой нагрузки в последних эпизодах. Зачем они вообще присутствуют?


Ну, нагрузка-то есть, даже более чем, я в этом отрывке хотела передать мысли, беспокоящие меня тогда, когда я писала рассказ. Наверное не справилась.


Цитата(Empty @ 19.12.2009, 22:06)
Конечно, это исключительно Ваше дело, что писать. Я ни на чём не настаиваю. Но моё дело - сказать о своих мыслях. Благодарю за внимание, пишите дальше.


Я понимаю. Спасибо за то, что хоть один человек не поленился написать. С одной стороны я могла бы обидеться, а с другой обижаться не на что. Да и нет у меня этой глупой привычки. Когда указывают на недостатки, человек с нормальной головой пытается их исправить, а не дуется и щурит глазки. Мне в некоторой степени обидно то, что никто больше не комментировал. В голову лезут разные нехорошие мысли...
Empty
Выжившие
Empty
Назову простую причину - наверное, народу лень читать "много букв". Ничего удивительного.
Cheshire cat
Живущие
Cheshire
Цитата(Empty @ 28.12.2009, 14:27)
Назову простую причину - наверное, народу лень читать "много букв". Ничего удивительного.

Круто. smile.gif

Вот, ещё одно. Но это даже не рассказ и не очерк. Просто такая развитая мысль.


Мелькая, суетясь и ежась на ветру, ходят люди. Они спешат куда-то по своим безумно важным делам, обгоняя других, не замечая ничего вокруг. И у каждого дела самые важные, и у каждого проблемы самые сложные.
Они проклинают холод зимой, а жару и духоту летом. Летом они мечтают о зиме, зимой - о лете. И никак иначе. Польётся проливной дождь, и смоет пыль с асфальта, а с людей - их важность и деловитость. Многие не любят дождь, ведь это так важно казаться важными...
Там, где есть человек, природы не может быть по определению. Не разрушит один, разрушит другой - таким, наверное, дивизом руководствуется большинство. И только разрушив, целиком и полность уничтожив и забетонировав, они наконец поймут, что наделали. Поймут, покаются, но вернуть назад будет уже нельзя. Так получается и во многих ситуациях, которые встречают люди на своём жизненном пути. Порою мне кажется, что человек несёт хаос всему, к чему он прикасается. Иногда это хорошо и ведёт только к развитию, но иногда... Лучше даже не упоминать, какими бывают последствия.
С высоты птичьего полёта даже самый большой, самый величественный мегаполис похож на муравейник. Люди спешат, люди торопятся, но вот вопрос: куда? Оказывается, многим важно успеть "взять от жизни всё".
Это цель? Быть может, мечта? Не берусь утверждать. Но если все будут только брать, то кто же будет отдавать? Закономерность существует, но пока люди не дойдут до того времени, когда придёт пора расплачиваться по счетам, они и не подозревают о ней.
Самые важные дела в своей жизни люди пропускают ради каких-то мелочных обид и ссор, а в чём толк, в чём суть? Наверняка кто-то знает это лучше меня.
И ведь всё-таки, как иногда хочется стать частью муравейника. Снова выйти на улицу, и быть ничем и никем. Слиться с общей массой и спешить по своим делам, которых нет...